Кто есть кто

Лобач-Жученко Борис Борисович

17.11.1899 — 21.09.1995

Российский и советский яхтсмен, организатор спорта, автор книг по теории и практике парусного спорта, историк, участник Гражданской и Великой Отечественной войн, советский офицер морской авиации.

Родился в 17 ноября 1899г. в г. Санкт-Петербург в семье младшего инженера-механика флота. Отец в год появления Бориса окончил политехнический институт. Получил назначение в Тихоокеанскую эскадру, базировавшуюся в Порт-Артуре.  Окружение родителей в Порт-Артуре состояло из офицеров флота, главным образом – судовых инженеров и бывших сокурсников отца по институту. Жизнь у моря (после Порт-Артура отец служил в Финляндии, затем в Кроншадте), в среде, где постоянно говорили о кораблях, дальних плаваниях, а также увлечение Жюль-Верном повлияли на выбор профессии.

В 1913-м году был принят в кадетскую роту Морского корпуса в Санкт-Петербурге (ныне – это Высшее военно-морское училище им. Фрунзе). Но прежде выдержал конкурс – 300 претендентов на 60 вакансий. В Морском корпусе учились в свое время не только будущие флотоводцы, но и знаменитые деятели культуры: В.И. Даль, Н.А. Римский-Корсаков, К.М. Станюкович, В.В. Верещагин и его старший брат – Н.В. Верещагин. Однокашником по корпусу был Сергей Колбасьев – впоследствии известный писатель-маринист. (В его книгах образ Бориса Лобач-Жученко выведен в виде героя Бориса Лобачевского.)

Зимой 1918 года корпус закрыли, и юноши, решившие посвятить жизнь флоту, были предоставлены самим себе и произволу судьбы. Борис Лобач-Жученко не пропал и не сгинул. Он много раз обманывал смерть. Она подкарауливала его с восемнадцати лет — с октябрьских боев в Москве, с первого ареста в ЧК. 17 февраля 1919 года добровольно вступил в ряды Красной Армии. Долго воевал с бандитами на Украине. Вскоре получил назначение на авиационные курсы командного состава РККА в Москве, которые закончил в мае 1920-го года. В качестве «красного летчика-наблюдателя» (по нынешнему – штурмана) отправился на фронт. В январе 1922-го года снова надел морскую форму, получив назначение в первый гидроотряд Балтийского флота. С 1941 по 1946 год преподавал штурманское дело курсантам морских училищ.

К парусному спорту приобщил отец, который брал Бориса с собой в шлюпку еще в детстве, объяснял назначение шлюпочного и парусного вооружения. Эти познания были замечены во время учебы в Морском корпусе. Впервые в парусных соревнованиях участвовал в 1914 году, будучи старшиной учебного отряда Морского кадетского корпуса. После окончания гражданской войны служил в Ленинграде и занимался в яхт-клубе «Спартак».
На первом неофициальном чемпионате СССР 1924 года по парусному спорту шлюпка, где рулевым был Борис Борисович Лобач-Жученко, заняла первое место.
В конце 30-х годов ХХ-го века был одним из организаторов парусного спорта в Москве и основателем яхт-клуба «Водник».
Входил в президиум Всесоюзной парусной секции.

В послевоенное время стал организатором и преподавателем первой в CCCР школы тренеров по парусному спорту в ГЦОЛИФК.

Написал ряд книг по истории, технике и судейству в парусном спорте. Входил в состав общественной редакционной коллегии сборника «Катера и яхты».

Под конец жизни он делился многими мыслями с друзьями и приятелями в «Клубе капитанов». «Клуб капитанов» был его последним организаторским всплеском. Когда подкатило время и по состоянию здоровья он уже не мог совершать плаванья на яхтах под парусом и вынужден был оставаться дома, в городе, он из друзей, приятелей и просто знакомых создал этот интереснейший клуб. Написал устав клуба, возродив многие старые традиции кают-компании.
В клуб принимали всех желающих, без различия пола, возраста и вероисповедания. Это было самое демократичное собрание людей, от которых требовалось одно — быть интересным человеком!
Для желающих вступить в «Клуб капитанов» необходимо было сдать своеобразный экзамен (тест): суметь рассказать что-то интересное из своих приключений, впечатлений от путешествий, странствий, показать слайды, сопровождая их комментариями, фотографии, рисунки и пр. Сдавшему экзамен присваивалось звание «юнга» и разрешено было являться на собрания, участвовать в обсуждениях, быть активным и деятельным не только за столом, но и в делах клуба. После чего общим решением присваивалось звание «капитан».
На заседания «капитаны» являлись с женами, несли с собой для кают-компании закуску, шампанское и торты, непременно собственного приготовления, а не покупные.
«Бе-Бе» считал, что женщины должны показывать мужчинам свое кулинарное мастерство, которое женщин украшает почти так же, как и младенец на руках...
Перед застольем приготовляли грог из легких вин или коктейль. «Бе-Бе» садился во главе стола на «адмиральское место» и, открывая очередное заседание, держал речь, усыпанную элегантными остротами и одновременно торжественную, выдержанную в духе петровских указов. Присутствующим запрещалось быть «скучным снобом» и подлежало следовать девизу: «Один за всех и все за одного!»
В «Клуб капитанов» отовсюду стекались люди необыкновенные: путешественники, ученые, врачи, писатели, моряки, летчики... Каждый имел свой неповторимый колорит, а точнее — Космос. Например, Любовь Ковалевская — поэтесса и журналист. За два месяца до аварии на Чернобыльской АЭС она побывала там, после чего в газете «Ленинградская правда» опубликовала большую статью, где рассказала о вопиющих нарушениях строгих инструкций по эксплуатации атомной электростанции со стороны должностных лиц (начиная с директора АЭС, не знавшего даже элементарных законов физики) и предсказала возможную катастрофу (специалисты АЭС рассказали ей, что работы на реакторе ведутся с отключенной системой аварийного прекращения ядерной реакции в энергоблоке). За «разглашение государственных секретов» Ковалевскую стали таскать по инстанциям. Когда 4-й энергоблок АЭС взлетел на воздух, перепуганная власть сразу признала критику своевременной, а смелая журналистка помчалась в Чернобыль и ежедневно передавала потрясающие репортажи о героизме пожарных с места катастрофы.
Капитанами клуба были ученый ЦАГИ Николай Занегин, приезжавший на заседания клуба из города Жуковского, и известный писатель-маринист Н.А.Черкашин. Последний однажды рассказал о своих исследованиях причины гибели линкора «Новороссийск». Его рассказ, со слов очевидцев трагедии, потряс слушателей и особенно «Бе-Бе», который, будучи моряком и ревностным хранителем традиций русского флота, особенно переживал это печальное событие, как и гибель атомной подводной лодки «Комсомолец» в Северном море. Причина была одна —некомпетентность начальства. «Нет глупцов более несносных, чем те, которые не вовсе лишены ума, —сокрушался Борис Борисович, цитируя Ларошфуко. —Еще мой отец в августе 1933 года пытался доказать специальной комиссии, обсуждавшей вопрос годности ледокола «Челюскин» к длительному плаванию в Арктике, что, к сожалению, судно малопригодно для суровых условий Заполярья, поскольку имеет корпус, который может не выдержать сжатия во льдах. Кроме того, «Челюскин» имел слабые паровые котлы, которые при преодолении тяжелых льдов не позволяли увеличивать давление пара до оптимальной величины». Вскоре, как известно, «Челюскин» был раздавлен льдами. «Дураки и бюрократы — сила страшная, но их можно распознать по классическим приметам: они сердятся без причины, говорят без нужды, вмешиваются в то, что вовсе их не касается, и не умеют различить, кто желает им добра, а кто зла. Моего отца тогда же, без объяснения причин, вычеркнули из списка, и в последующей эпопее он не участвовал».

Литературовед, биограф классика украинской литературы Марии Александровны Вилинской-Маркович (его бабушки), печатавшейся под псевдонимом Марко Вовчок.

Скончался 21 сентября 1995 года. Похоронен на Ваганьковском кладбище.

Библиография

  • Лобач-Жученко Б. Б.//Базы морской авиации / С предисл. А. Н. Туполева. М.: Авиаиздательство, 1925. 108 с.
  • Лобач-Жученко Б. Б.//Воздушные сообщения и перелеты через моря и океаны. М.- Л.: Издание «Вестник воздушного флота», 1925. 64 с.
  • Григорьев Н. В., Лобач-Жученко Б. Б./Парусный спорт: Учеб. пособие для секций парусного спорта / — Москва : Физкультура и спорт, 1954. — 312 с.
  • Лобач-Жученко, Б. Б.//Техника и тактика парусных гонок — Москва : Изд-во ДОСААФ, 1955. — 132 с.
  • Лобач-Жученко, Б. Б.//Морские плавания на парусных яхтах — Москва : Изд-во ДОСААФ, 1956. — 175 с.
  • Лобач-Жученко, Б. Б.//Судейство соревнований по парусному спорту — Москва : Физкультура и спорт, 1957—119 с.
  • Лобач-Жученко Б. Б. Рига—Одесса. Из опыта дальних спортивных плаваний // Катера и яхты. — Л.: Судостроение, 1964. — Т. 2. — С. 128-133. — 208 с.
  • Пинегин Т. А., Лобач-Жученко Б. Б.//Яхта и буер — Москва : Воениздат, 1965. — 150 с.
  • Лобач-Жученко Б. Б.//Судейство парусных соревнований — Москва: Физкультура и спорт, 1971. — 166 с.
  • Лобач-Жученко Б. Б.//О Марко Вовчок: Воспоминания, поиски, находки. — Киев: Днипро, 1987—399 с.
  • Лобач-Жученко Б. Б. Записки последнего гардемарина. — М: "Андреевский флаг", 1993. — 79 с.

Память

  • В 1996 году Всероссийская федерация парусного спорта учредила ежегодный приз памяти Лобач-Жученко «За большой вклад в развитие парусного спорта».

Государственные награды

  • Орден Красной Звезды, 1945
  • Орден Отечественной Войны II степени, 1985
  • Медаль "За боевые заслуги", 1944
  • Медаль "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г., 1945