Замечательные люди

Истомин Евгений Васильевич

20.08.1950 — 25.06.2015

Будучи спортсменом подмосковного яхт-клуба «Труд», стал многократным призером чемпионатов СССР, всесоюзных регат, выступал на уровне таких великих гонщиков как Виктор Козлов, Виктор Потапов, Андрей Балашов. Но запомнился он всем, в первую очередь, не спортивными результатами, а своими человеческими качествами, как коллега, тренер, наставник, педагог (в 1972-м году он перешел на тренерскую работу в ЦСК ВМФ и вел одиночные классы). Евгений Васильевич много сделал для развития парусного спорта в СССР и не только. Его коллеги и воспитанники всегда с большой любовью и уважением вспоминают все те моменты, которые они проходили под его руководством. Для многих он оставался советником вплоть до последних дней. При всем большом уважении со стороны коллег и учеников, Евгений Васильевич оставался очень скромным человеком, и, к сожалению, он не оставил личных подробных описаний своей биографии, моментов жизни. Поэтому здесь мы решили не писать историю о нем, а привести заметки из газет, краткие зарисовки, воспоминания тех, кому посчастливилось с ним общаться.

Свой почерк

(Сергей Заботин)

Евгений Васильевич Истомин для нас, занимавшихся в яхт-клубе «Труд», был одним из старших спортсменов высшего уровня, таких как Андрей Васильевич Балашов, Виктор Яковлевич Потапов. Так же, как и у этих великих гонщиков, у него был свой почерк на воде, который выделял его среди других, приковывал взгляд. Он много работал руками с материальной частью, не допускал никаких неряшливостей и «соплей», его «Финн» всегда находился в идеальном состоянии так, что мы с большим почтением и осторожностью его разглядывали и порою боялись прикоснуться.

Первое знакомство – тренер соперников:

(Александр Банько, воспитанник Е.В. Истомина)

Мое знакомство с Евгением Васильевичем произошло на соревнованиях «Хрустальный Кубок» - соревнованиях с пересадкой экипажей в классе Финн. Я очень хорошо шел в ходе регаты, был настроен на победу. Но вот приходит момент очередной пересадки, и мне достается Финн, который очень сильно пострадал в ходе предыдущей гонки: яхта была полной воды после переворота, веревки перепутаны, трос гик-оттяжки порван…. Я понимаю, что привести эту лодку в то состояние, чтобы можно было нормально выступить в гонке, мне практически нереально, моя победа несправедливо уплывает у меня из рук… К горлу подкатывают слезы… И тут ко мне подходит незнакомый мужик. Говорит: «Спокойно! Все сейчас сделаем!» - и помогает профессионально и быстро привести яхту в порядок так, что я успеваю в гонку и продолжаю свою успешную серию. К сожалению, вечером я наступил на гвоздь и на следующий день не смог продолжить регату. Но позже я узнал, что это был тренер моих соперников из ЦСКА ВМФ Евгений Васильевич Истомин. Он же после этой регаты пригласил меня к себе в группу.

Класс ОК-Динги:

(Шумский Роман Олегович, ближайший коллега Евгения Васильевича по тренерскому цеху в системе ЦСК ВМФ)

Вклад моего коллеги в развитие парусного спорта трудно переоценить, а некоторые его теории, реально воплощенные в практику, носили революционный характер. В классе ОК на тот момент времени были разрешены только деревянные мачты, и, пересаживаясь на Финн, в котором уже были внедрены алюминиевые мачты, спортсменам многое приходилось осваивать сначала (система мачта-парус работала принципиально по-другому). Евгений Васильевич придумал, как правильно из финновской алюминиевой мачты сделать мачту для ОК-Динги. Совместно с известными парусными мастерами Капустиным и Коноваловым были пошиты очень удачные паруса к этим мачтам. Как итог - абсолютное чемпионство Артема Кузнецова (с одним 3-м приходом, все остальные – первые), и многочисленные призовые места ( В.Воронцов, Т.Веселов) на юниорских чемпионатах СССР, и качественно более быстрая адаптация гонщиков при переходе в класс Финн. За различные сборные в классе Финн выступали Михаил Апухтин, Игорь Бычков, Александр Козлов, Сергей Рэй. Но для того, чтобы лодки новой конструкции узаконить, нужно было официально изменить правила класса в СССР, выпустить новые правила обмера и пройти согласования на всех уровнях. Мы с Евгением Васильевичем и одним из ведущих мерителей того времени Игорем Вольдемаровичем Бесенеком исписали тонны бумаги и обили пороги многих кабинетов для достижения этих задач. Ученики Истомина регулярно, как сейчас модно говорить, занимались апгрейдом материальной части. И результаты этих апгрейдов иногда очень серьезно испытывали нервную систему тренера.

Наставник:

(Игорь Бычков, воспитанник Е.В. Истомина)

Когда я только начинал заниматься у Евгения Васильевича, все мы проходили школу работы с материальной частью. Одним из таких моментов было изготовление мачты для ОК-Динги из алюминиевой мачты Финна. С материалами тогда был большой дефицит, и каждый профиль доставался с трудом и очень ценился. Нам необходимо было правильно отмерить, разметить и отпилить профиль так, чтобы мачта Финна превратилась в мачту для «меньшего брата». Я, тогда самоуверенный юнец, спокойно отмерил и приготовился пилить. А Евгений Васильевич стоял у меня за спиной. Он просил меня: «Правильно отмерил?». Я ответил: «Да. Конечно». - «Не хочешь перемерить, проверить? Уверен?» - «Уверен!» - «Ну тогда пили!»

И я отпилил, а Евгений Васильевич стоял все это время у меня за спиной. После того как я отпилил, оказалось, что я отпилил на полметра больше и испортил профиль. Зная, как тяжело он доставался, я сейчас понимаю, что в душе испытывал Евгений Васильевич. Но при этом, как мудрый учитель, он не отодвинул меня и не заставил перемерить, дав мне проявить свою самостоятельность и показав мне всю мою ответственность за эту самостоятельность пусть и дорогой ценой. Но этот урок я запомнил на всю жизнь!»

Кулинарные экзерсисы:

(Шумский Роман Олегович)

Будучи на сборах в Севастополе, мы вдвоем отмечали мой День Рождения и шутки ради устроили кулинарный конкурс. Я ушел в тонкости французской кухни (Бабушка Романа Олеговича - француженка. Прим. автора) и приготовил котлету, завернутую в чайный гриб (В советские годы этот гриб стоял в трехлитровых банках практически в каждой квартире. Прим. автора). Имеющий, помимо высшего физкультурного, незаконченное высшее медицинское образование, Евгений Васильевич ставил во главу угла полезные качества пищи (кальций, белок и т.п.), и его блюдо было чисто яичным, включая особенно полезную яичную скорлупу. Блюда были съедены, и спор закончился вничью. «Победители» закончили трапезу замороженным в морозильнике (кулинарный поединок сильно затянулся) шампанским, распиленным подручными средствами и сервированным в розетки для мороженного.

Уважение.

(Шумский Роман Олегович)

Этого человека любили все. Море обаяния. Спокойствие и рассудительность. Комфорт в общении. Порядочность в самом высоком смысле слова. Его общество притягивало людей. Даже очень ограничивающий свой круг общения Андрей Васильевич Балашов, сам будучи очень сложным человеком, любил со своей супругой провести отпуск с семьей Истоминых. Приезд Евгения Васильевича на предсезонку в Сочи был всегда событием. В день его приезда бар «Феникс», расположенный ниже гостиницы «Камелия», закрывался на спецобслуживание, и там собирался весь тренерско-судейский парусный мир СССР. Обстановка всегда была очень теплой, несмотря на то что некоторые присутствующие были не всегда в добрых отношениях между собой.

Водное поло

(Шумский Роман Олегович)

Так сложилась, что в тяжелый для себя жизненный период (сначала подготовка, а потом восстановление после операции по пересадке почек) Евгений Васильевич водил сына заниматься водным поло в школу Филевского района и начал помогать местному персоналу в организации тренировочного процесса. Помощь закончилась тем, что тренер по парусному спорту стал директором ватерпольной спортшколы и после развала СССР оказался ответственным за возрождение этого вида спорта в Москве. Финансирование было минимальным. Инвентарь был времен царя Гороха и требовал серьезного ремонта. Тут пригодилось парусное прошлое, и пришли на помощь старые друзья. Оказалось, что яхтенное оборудование идеально подходит для восстановления ватерпольного. На пару с Евгением Васильевичем мы собрали ванты, фалы, шкоты, оборудование для клепки и изготовления огонов и за пару недель привели материальную базу спортшколы в рабочее состояние. Сейчас Филевская школа считается одной из лучших в стране: ее выпускники играют за сборную и сильнейшие клубы страны. Один из воспитанников Истомина Александр Банько, увлекшийся водным поло во взрослом возрасте, с удивлением узнал, что его тренеры (игроки сборной, участники Олимпийских игр) по завершении игровой карьеры делали свои первые тренерские шаги под руководством Евгения Васильевича.

Незаконченное медицинское…

(Александр Банько)

Много замечательных моментов связано с его тренерской работой с нами. Во многом он был не просто тренер, а заботливый наставник. Почти сразу после моего перехода к нему при обследовании у меня была обнаружена грыжа в спине. Он помог мне устроиться к лучшим докторам, мне была сделана операция, и он долго занимался со мной лично в период реабилитации.

Евгений Васильевич имел неоконченное медицинское образование, и у него была большая страсть лечить. Когда мы ездили на соревнования, у нас в команде были самые лучшие лекарства, и любые простуда и недомогание лечились «на раз». Но была и обратная сторона – Евгений Васильевич также любил и «пооперировать» иногда. Не дай бог, было кому-то из нас получить какую-либо травму или местное воспаление, которое требовало небольшого оперативного вмешательства. Евгению Васильевичу было трудно отказать, а оперировал он не всегда удачно. Так в одной из поездок он попытался помочь проводнице вагона, в котором мы ехали, и после не совсем удачно сделанной операции пришлось останавливать поезд, чтобы оказать более квалифицированную помощь проводнице.

Советник:

(Михаил Апухтин)

Мои лучшие результаты в классе Финн связаны исключительно с периодом, когда у меня был тренером Евгений Васильевич. Под его руководством я вырос, освоил работу с материальной частью, перешив парусов, вышел на высокий уровень спортивного мастерства. Вместе с ним мы прорабатывали множество идей по доработке различных деталей Финна, постоянно были в поиске лучшей скорости. Эта работа давала мне лучшее понимание всех процессов и помогала находить оптимальное решение в различных ситуациях на соревнованиях. Когда он по причине здоровья ушел с тренерской работы, мне его очень не хватало, мне было сложно показать те результаты, которые были при нем. Но тем не менее даже после ухода, мы с ним постоянно поддерживали связь, обсуждали проблемы, идеи, и он был для меня идеальным советником в уже практически самостоятельном моем пути в сборной команде. 

DSC00627
25
вырезка6